• Мария Угольникова

Музыка по-древнегречески

Накануне Дня Музыки, мы для вас подготовили замечательный рассказ о роли музыки в Древней Греции. Если вы любите мифы, то вы наверняка знаете, что греки практически спали с музыкальными инструментами и были превосходными музыкантами.



Греки верили, что музыка есть носительница всяческого блага. Она формирует нравственность. Она дает образование. Сама музыка намного важнее той улыбки, которую она вызывает. Аристоксен, ученик Аристотеля, считал, что что душа для тела — это то же, что гармония для музыкального инструмента. К тому же речь у греков шла не просто о музыке. Для них музыка - mousike -означала три вещи: танец, поэзию, ну и собственно музыку – они ставили ее так высоко среди других искусств, что она получила имя в честь девяти дочерей Мнемосины разом.

Мнемосина (Память), одна из первых титанид, бывших у истоков творения, родила от Зевса, главного греческого Олимпийца, девять дочерей, которым было суждено вдохновлять и подталкивать к величию всех людей до скончания времен.


Каждая из муз отвечала за определенную часть «mousike» - то есть музы занимались не одним только пением да танцами, но всеми областями искусства, науки и учености вообще. Потому и слова вроде «музыка», «музей» (и даже «мистерия») имеют изначальное отношение к деятельности муз.

Особенно интересны для нас две сестрички – Эвтерпа, муза самой музыки, и Каллиопа, чье имя переводится как «Прекрасный голос». Ее выше всех прочих ценил Овидий и она же родила Орфея, едва ли не главного музыканта во всей греческой истории.

Помимо муз, имелись два Олимпийца – Гермес, озорной и быстрый, придумавший лиру и принцип естественных гармоник, и Аполлон, которому он эту лиру подарил. Аполлон, по сути, был богом гармонии, и всем своим существом воплощал мысль о том, что грубый материальный мир и его обыденные предметы имеют божественные свойства и способны быть созвучны небесам.

Аполлон и Марсий

Однажды богиня Афина изобрела новый музыкальный инструмент под названием авлос. Это, по сути, флейта на две трубки, из семейства деревянных духовых, похожая на современный гобой или английский рожок. (Кстати, палладий, названный в честь Афины, используется в производстве деревянных духовых).

Играть на авлосе, Афина, тем не менее, не умела, и сбросила его с Олимпа на Землю. Там его подобрал Сатир по имени Марсий. Через пару месяцев слава о нем шла по всей Греции, как о Марсии Музыкальном, чья искусная игра заставляла деревья плясать, а камни – петь. Марсий так возгордился, что однажды решил бросить вызов Аполлону, игравшему на лире. Мол, духовые точно побьют струнные. И Аполлон вызов принял.


Он начал наигрывать мелодию на лире и Марсий повторял ее на авлосе, с модуляциями и фантазийно. Каким бы талантливым не был сатир, бог переиграл его, и в качестве наказания содрал с живого шкуру.



Арион и Дельфин

Музыкальные фестивали в Древней Греции были весьма значимым культурным событием.

Одним из самых титулованных менестрелей стал Арион, сын Посейдона. Он отличался поэтическим талантом, тонким слухом и несомненной фантазией. Любимым инструментом Ариона была кифара, прабабушка современной гитары. Слуга Диониса, Арион отличился также изобретением поэтической формы под названием Дифирамб – шумного хорового гимна, посвященного вину, маскараду, экстазу и упоению.

Однажды Арион выиграл во всех номинациях авторитетного музыкального фестиваля в Таренте. Там жили крупные пауки, чей яд вызывал истерическое безумие. Публика была столь благодарной, что Арион на бис преподнес им вариацию одного своего буйного дифирамба, назвав в честь города и пауков тарантеллой. Горячие ритмы до сих пор популярной в Европе тарантеллы по-прежнему сводят с ума молодых и не очень людей.

В Коринф Арион отбывал в статусе супер-звезды, к тому же, груженый сундуком с дарами. К сожалению, капитан корабля, который вез Ариона домой, любовью к музыке не отличался. Увидев сокровища Ариона, он вознамерился немедля убить музыканта, но, дабы не гневить Посейдона, позволил сыграть прощальный плач по самому себе. В мольбах к отцу Арион прыгнул в воду, где чудесным образом был спасен дельфином. Дельфин привез его к берегу, где Ариона проводили к царю Периандру, страстному любителю музыки, а дельфина обещались накормить.

Наутро Арион в ужасе обнаружил, что дельфина выволокли на берег, где он и пролежал всю ночь. Спасти дельфина уже не удалось, и Арион горько корил себя и весь следующий месяц все его песни были печальны. Когда к тому же берегу причалил корабль коварного капитана, сокровища были поровну разделены между Арионом и Периандром, а вся команда была казнена.

В конце долгой и успешной жизни музыканта ( вдобавок он ввел идею «строф» и, стало быть, «антистроф», то есть чередующихся частей стихотворения) Аполлон, для которого дельфины и музыка священны, поместил Ариона и его спасителя среди звезд – между Стрельцом и Водолеем, в созвездии Дельфин. До сих пор Арион и его спаситель помогают навигаторам на морях и напоминают всем нам о странном и чудесном братстве, что существуют между людьми и дельфинами.

А.С. Пушкин написал стихотворение «Арион» (1827) после декабристского восстания, взяв за основу сюжет греческого мифа

Так же, в 1994 году была поставлена опера «Арион и дельфин» на либретто Викрама Сета.



Орфей

Гермес изобрел лиру, Аполлон усовершенствовал ее, а Орфей сделал ее безупречной.

Орфей был Моцартом Древнего мира и даже более того. Орфей был Коулом Портером, Ленноном и Маккартни, Аделью и Чарли Паркером. Вставляйте сюда кого хотите, но он был признанным сладкоголосым мастером слов и музыки. При жизни слава его распространилась по всему Средиземноморью и далее. Говорили, что его чистый голос и несравненная игра способны зачаровывать зверя в полях, рыбу в морях, птицу в небесах и даже вдыхать душу в камни и воды.

Каллиопа, муза эпической поэзии, стала матерью Орфея от смертного человека, фракийского царя Эагра. Но Аполлон выбрал Орфея в любимцы еще в младенчестве. На горе Парнас, в окружении муз, он самолично выучил Орфея играть на золотой лире.

Вскорости ученик играл определенно не хуже Аполлона, но Орфею, в отличие от Марсия, хватило ума и такта, чтобы не хвастаться своим умением перед Богами. Нрав у Орфея был кроткий, игра нежная и чарующая, песни прославляли красоту этого мира и величие любви.

Орфей так же отличился верностью и храбростью в походе за Золотым руном, причем дважды.

Кратчайший путь в Колхиду лежал через Босфор. Но проход лежал через две сдвигающиеся скалы, что делал его неприступным. Орфей выпустил голубку, и она успела пролететь через скалы, до того, как они сомкнулись, вернувшись после того к Орфею на звук его лиры. Затем должен был проплыть «Арго». Орфей стоял рядом с рулевым и подбадривал гребцов, которые плыли на пределе своих возможностей. Корабль успел пройти сквозь скалы, повредив лишь афластон, а Орфея швырнули на радостях в море, положив этим традицию, соблюдаемую и по сей день, - команда, победившая в гребных гонках, швыряет за борт старшину своей лодки.

И именно благодаря Орфею аргонавты смоли преодолеть Скалу Сирен. Когда корабль героев проплывал с руном мимо сладкоголосых сирен, отличавшихся невероятной жестокостью к морякам, Орфей начал играть. Возможно, это было самый совершенное, самое изумительное состязание музыкальных искусств – и Орфей его выиграл.

За это Боги наградили его даром любви – прелестной Эвридикой. К сожалению, на пышной свадьбе произошел казус – Гименей, сын Аполлона и музы Урании, чьей обязанностью было отвечать за свадьбы и супружеское ложе, из ревности или неких других побуждений не благословил сей союз.

Орфей и Эвридика, забыв о этом досадном недоразумении, жили счастливо, упиваясь своей молодостью и любовью, обустроив дом в Пимплее. На несчастье, красота Эвридики очаровала Аристея, божество пчеловодства. Он погнался за ней, когда она возвращалась к Орфею, испугал, она упала в овраг, где жили змеи, и умерла от немедленного укуса гадюки.

Горе Орфея было абсолютным и беспросветным. Он перестал играть, оплакивая свою жену, и вместе с ним в скорбь и траур погрузилась вся Греция.

Аполлон, спустившись к своему любимцу, протянул ему свои волосы, чтобы Орфей натянул их вместо струн и сказал, что сила любви и музыки способна очаровать и Харона и Кербера и даже самого Аида.

(По этому сюжету была написана опера «Орфей в Аду» 1858 г, французского композитора Жака Оффенбаха)

Войдя в чертоги Аида, Орфей сыграл колыбельную чудовищному псу, охранявшему ад. Затем воспел ремесло паромщика, чью ключевую роль в беспредельном таинстве жизни и смерти должно было восхвалять всему белу свету. Трем судьям Загробного мира – Миносу, Радаманту и Эаку сыграл Орфей и вышел в тронный зал пред очи Аида и Персефоны.

Музыка Орфея растрогала подземного владыку. Никогда от музыканта не ждали большего и никогда прежде он так не играл. Заструился каскад переливчатых нот до того быстрых и чистых, что у всех захватило дух. И из золотой пены возник голос. Он молил всех задуматься о любви. Даже здесь, в темных гротах смерти, любовь проницает души. Любовь навещает крестьян, царей и богов. Любовь уравнивает всех. Любовь делает всех богоподобными – и подобными друг другу. Персефона повернулась к мужу – взявшему ее силой, но удержавшему непоколебимой любовью.

Аид предложил Орфею сделку. Он отпустит Эвридику, если Орфей ни разу не обернется, пока не выйдет на свет. Эвридика должна идти следом.

Но, увы, Орфей обернулся, когда Эвридика еще была в тени. При его взгляде она растаяла и больше уж никогда не вернулась в царство живых.

Всю дальнейшую и долгую жизнь Орфей провел в одиночестве. Он оставался непревзойденным музыкантом. Увы, золотые гармонии Аполлона были противны темным диониссийским танцам и дифирамбам. Несчастного Орфея отвергнутые им женщины растерзали в вакхическом угаре, буквально совершили спарагмос.

Мать Орфея Каллиопа отнесла его золотую лиру к небесам, где ее поместили среди звезд – созвездием Лиры, куда включена и Вега, пятая ярчайшая звезда небосвода.

Дух Орфея, упокоившись, наконец соединился с Эвридикой чтобы вечно быть с ней. А мы и до сих пор вспоминаем его как величайшего из музыкантов.

К сожалению, звукозаписей творчества Орфея или Марсия и даже Ариона не случилось и послушать их нам не представляется возможным.


Однако греки оставили миру и другое музыкальное наследство.

Например, Пифагор придумал октаву, которой мы пользуемся и по сей день. Легенда гласит, что вдохновение посетило его, когда он слушал стук молотов в кузне. Заметив, что каждый молот порождает свой собственный звук, Пифагор выяснил, что весят они 12, 9, 8 и 6 фунтов соответственно. После этого он и вывел главные интервалы: октаву, квинту, кварту и тон.

Умельцу Ктесибусу приписывают изобретение первого органа.

Есть за что благодарить древних греков. А главное, музы до сих пор вдохновляют всех людей, независимо от национальности, на новые подвиги, свершения и, конечно, на музыкальные шедевры.



Мария Угольникова для SoundOut.

 

Sound Out

  • Facebook
  • Instagram
  • YouTube

©2020 by Sound Out